Роман Бондарчук: «За первую видеоработу со мной расплатились пиджаком и бутылкой шампуня»

225196w200zc0

Фильм «Украинские шерифы» молодого режиссера из Херсона, победивший в национальном отборе, претендует на премию «Оскар»
В конце ноября в Лос-Анджелесе будут заседать представители Американской киноакадемии, просматривая картины, которые претендуют на премию «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». В этом году их рекордное количество — 85! Среди лент есть и фильм «Украинские шерифы» режиссера Романа Бондарчука. Именно он победил в национальном отборе, оставив позади «Гнездо горлицы» и «Песнь песней».
В конце декабря будет оглашен шорт-лист, куда войдут девять номинантов. Названия пяти лент, которые и вступят в сражение за «Оскар», станут известны 24 января 2017 года. Награды будут вручены во время церемонии «Оскара» в Лос-Анджелесе 26 февраля. Роман Бондарчук не загадывает наперед, замечая лишь, что команда картины сделает все возможное, чтобы статуэтка «Оскара» таки оказалась в Украине.
07s09%20ukrainian-sheriff2%20k%d0%be%d0%bf%d1%96%d1%8e%d0%b2%d0%b0%d1%82%d0%b8
*Фильм рассказывает о жителях села Старая Збурьевка Херсонской области
— Среди ваших конкурентов на «Оскар» в этом году — картины знаменитых Педро Альмодовара, Анджея Вайды и Андрея Кончаловского.
— Довольно приятное соседство. Знаете, «Оскар» — это как Олимпийские игры в кино. Правда, в основном американском. Для европейских кинематографистов предусмотрен лишь один приз, поэтому среди претендентов много достаточно популярных режиссеров. Здесь вопрос в другом: Украина практически не имеет опыта участия в гонке за престижную мировую награду. Это дорогое удовольствие, на которое работает большая команда людей. Важно не просто направить фильм от страны на «Оскар», но и сопроводить его большой пиар-кампанией. В этом деле я и продюсеры нашей картины ощущаем себя в некотором смысле первопроходцами.
Оказывается, нет никакого большого приема, устраиваемого Киноакадемией, на котором можно было бы презентовать свой фильм. Есть лишь закрытый показ для киноакадемиков, куда не может попасть ни один посторонний. Он устраивается в конце ноября в Лос-Анджелесе. Туда, конечно же, попадают не все киноакадемики, поэтому часть из них просто получит бумажку с названиями картин, претендующих на звание лучшего европейского фильма. Им необходимо лишь поставить галочку против какого-то из них. Здесь уже начинается соревнование продюсеров, которые сумеют заставить посмотреть свою картину как можно большее число «академиков». По сути, их обаять. При этом специалисты от киноиндустрии, принимающие решения о дальнейшем прохождении картины, живут в разных городах Америки. Вопрос в том, как им презентовать свое кино. Получается, это соревнование государств. Во многих европейских странах, когда фильм выдвигается на «Оскар», ему дается грант на проведение пиар-кампании.
— В нашей стране подобного опыта нет. Как вы выйдете из этой ситуации?
— Последние несколько недель мы с продюсером картины «Украинские шерифы» Дарьей Аверченко ходим по частным и государственным фондам, пытаясь объяснить, что без рекламной кампании нашей стране не стоит даже надеяться на завоевание заветной статуэтки. Пока никто не готов откликнуться на нашу просьбу, потому что до последнего времени не было понятно, как происходит процесс попадания картины в заветную пятерку финалистов. Видимо, наши чиновники полагают, что можно отправить фильм в Америку посылкой, а обратно получить статуэтку. Но так не получится.
— Какой бюджет необходим для подобной промо-кампании?
— Сумма зависит от количества городов и показов, презентаций. В среднем где-то 30 тысяч долларов. Я знаю, что создатели грузинского фильма «Мандарины», который несколько лет назад вошел в пятерку финалистов на получение «Оскара», потратили на свою промо-кампанию 150 тысяч долларов. Что касается бюджета «Украинских шерифов», то мне сейчас даже сложно назвать финальную цифру. Мы снимали картину три с половиной года и основную часть работ провели, вообще не имея никакого финансирования. И лишь когда в середине процесса съемок начали появляться сопродюсеры, бюджет стал понемногу наполняться. Но надо учитывать, что это документальное кино, соответственно, его финансирование не такое большое, как у игрового.
— Как вы оцениваете свои шансы на победу?
— Я отношусь к происходящему как к определенному опыту. Главное — не победа, а участие. По сути, мы только учимся, делаем первые шаги, хотя тратим на это все наши силы. Шанс, я считаю, есть всегда, у нас в том числе. Во время вручения «Оскара» часто случаются неожиданности, и я бы не стал делать ставки на тотализаторе. Конечно, наши конкуренты имеют в сотни раз больше опыта и «инструментов», чтобы получить высшую кинонаграду. Здесь уж ничего не поделаешь. По крайней мере, мы собираемся ехать в Лос-Анджелес на презентацию своей картины и встречу с киноакадемиками. Будем продвигать «Украинских шерифов».
— Ваша дипломная работа — короткометражка «Таксист» — принесла вам награды нескольких международных фестивалей.
— Кстати, снимался фильм за наши собственные деньги. Я поехал в Херсон, где живут мои родители. Там играют непрофессиональные актеры, рассказывающие истории, которые случались с ними в реальной жизни. Работа над «Таксистом» заняла все лето, к осени лента была готова, а затем началась ее достаточно успешная фестивальная история.
— Правда, что после «Таксиста» вам предлагали переехать на работу в Москву?
— Это было в 2005 году. В то время в России полным ходом шли съемки многочисленных сериалов. Киноиндустрия развивалась огромными темпами. Им требовалось большое количество рабочих режиссерских рук для сериалов и фильмов выходного дня. Были даже рекрутеры, которые специально ездили по фестивалям и хватали за руки молодых режиссеров. Так же случилось и со мной. Предложение было довольно заманчивое. Я приехал на «Мосфильм», походил по павильонам, посмотрел, как там все работает, и решил, что в Украине все-таки интереснее. Буквально через две недели вернулся домой. И до сих пор считаю, что все мои истории могут родиться только здесь, в Украине.
— Хотя слово «шерифы» в названии вашей картины звучит совсем по-американски.
— Наши герои, наблюдающие за порядком в селе Старая Збурьевка, так себя и называют. Так что это не наша придумка. На самом деле, название «Украинские шерифы» пошло от социальной программы еще времен Виктора Ющенко. Она была создана при Центре занятости для безработных. Возникла идея научить общественных помощников участковых инспекторов основам права. Потом эта программа завершилась, но в некоторых селах шерифы остались. В Старой Збурьевке местные жители их тоже так называли.
— Почему выбор пал именно на это село?
— У родителей моей жены в этом селе дача. Приезжая туда, мы познакомились с местными жителями и узнали о шерифах. Снимали достаточно долго, став за это время совсем не чужими для жителей села. Это важно, когда ты начинаешь включать камеру. Еще мы заметили, что чем ниже на социальной ступеньке стоит человек, тем более открыто и проще он держится перед камерой. Нашим героям — Коле и Тане — вообще было приятно, что их снимают.
— Коля и Таня — это семья бездомных?
— Да. Кстати, после фильма их история имела продолжение. Они до сих пор вместе. Благодаря фильму нам удалось вытащить Колю из тюрьмы. Мы показали «Украинских шерифов» комиссии при президенте Украины о помиловании, там прониклись их судьбой. Коля написал прошение о помиловании, и в конце августа его досрочно выпустили из тюрьмы. По сути, он не отсидел и половины срока. Таня его ждала, и они вновь начнут совместную жизнь в селе Старая Збурьевка. В общем, о них можно снимать вторую серию «Шерифов».
— Как сложилась судьба ваших главных героев — шерифов?
— Они стали депутатами сельского совета. По крайней мере, теперь у них появились официальные удостоверения и определенные полномочия. Говорят, в связи с чисткой кадров в полиции работы у них во много раз увеличилось. Иногда мы с нашими шерифами ездим на фестивали. Были вместе в Грузии, Словении, Литве, Латвии. К сожалению, в Америку они с нами не поедут, хотя презентация наверняка оказалась бы тогда гораздо веселее. Все село, конечно, знает, что «Украинские шерифы» попали в число претендентов на «Оскар». После того как вышла картина, многие жители села зарегистрировались в «Фейсбуке», начали интересоваться страничкой фильма в социальных сетях, обмениваться информацией. Когда был показ «Шерифов» в Херсоне, туда приехала чуть ли не половина села. Весной мы планируем и сами поехать в Старую Збурьевку с показом.
— Снимать картину вы начали еще при Януковиче, а закончили в разгар АТО.
— Первые кадры были сделаны еще в 2011 году. Тогда мы познакомились с Колей и нашими шерифами. Но, признаюсь, еще не имели полного представления о том, каким будет фильм. Затем был перерыв, я занимался другими проектами, но никак не мог забыть шерифов, понимая, что это абсолютно киношные персонажи. Когда начался Майдан, мы, конечно, снимали в Киеве. Потом все, что сделали, вошло в картину «Евромайдан. Черновой монтаж». Так или иначе мы следили за тем, что происходит в селе. Шерифы создали отряды самообороны, готовясь к партизанской войне. Они считали, что российские войска могут пойти в наступление со стороны Крыма. К счастью, этого не произошло. И когда мы вернулись в село на съемки, шла уже весна 2014-го. Сразу было заметно, как изменилось настроение людей. Основной темой стали повестки на войну. На подъездах к Старой Збурьевке появился даже блокпост. По сути, мы начали монтировать этот фильм как историю Украины на примере истории одного села.
— Ваш новый фильм «Вулкан» тоже снимается в Херсонской области.
— Да, но это уже игровое кино. Хотя оно списано с наших наблюдений за реальными персонажами. Просто форма игрового кино дает больше возможностей распоряжаться материалом. Мы это поняли, когда приходилось по десять дней сидеть в кочегарке вместе с шерифами, ожидая очередного вызова. Хотелось двигать историю, а жизнь выстраивала план, который нам не подчинялся. Теперь мы руководим сами. «Вулкан» — это драма с элементами комедии. О мужчине средних лет, который из Киева попадает в райцентр и по некоторым причинам не в состоянии покинуть провинцию. Звезд в нашей картине нет, в эпизодических ролях снимались местные жители. Съемки уже закончены, и мы переходим к монтажу.
— Откуда у вас любовь к кино?
— Это давняя история, еще с моего детства. В Херсоне у нас был киноклуб на 50 мест, где показывали мировую классику. Там собиралась интересная компания людей, которые очень контрастировали с основной херсонской реальностью. По средам работал клуб кинопсихоанализа. Психоаналитик после показов предлагал всем желающим разыгрывать сцены из кино, анализируя детали. Тогда я и понял, чем хочу заниматься. Вообще, моя юность пришлась на взрыв творческой активности в Херсоне. В городе проводились фестивали, активно работал клуб в кинотеатре имени Павлика Морозова. Сейчас там костел. В кинотеатре показывали, правда, совсем не элитарные фильмы. Там же проводились и рок-концерты.
Именно в то время в Херсоне появилась известная студия «Тотем», которая существует до сих пор. Она начинала свою работу как сообщество людей, интересующихся кинопроизводством. Мы собирались в подвале, снимали рекламные ролики, видеоарт. Параллельно нам заказывали фильмы о швейной фабрике «Большевичка» и магазине бытовой техники. За это с нами рассчитывались пиджаками и шампунями. Это и был мой первый заработок. Тогда я учился в девятом классе, но уже четко понимал, чем хочу заниматься в будущем. Поэтому, когда стал вопрос о том, что делать дальше, я без раздумий собрался и поехал в Киев поступать на режиссерский факультет. Ни разу об этом не пожалел.

fakty.ua


Коментарі
Написати свій коментар

Будь ласка введіть Ваше ім’я

обов’язково

Будь ласка введіть справжній email

обов’язково

Будь ласка напишіть коментар



Подібні публікації


Це теж цікаво




467 499 176

BLIK.net.ua © 2015 – 2016 Всі права застережено

Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на сайт

BLIK